КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница

потерянный рассудок, зрение, слух, у них исцеляются руки и ноги, а народ,

глядя на эти чудесные исцеления, тем усерднее молится и приносит богам тем

более щедрые жертвы. Бедняки - это как бы волы и овцы храмов. Они приносят

им чистую прибыль.

- Да ведь жрецы, - решился заметить казначей, - и не расходуют всех

жертвоприношений, а копят их и увеличивают фонд.

- Для чего?

- На случай какой-нибудь внезапной нужды государства.

- А кто видел этот фонд?

- Я сам, - ответил сановник. - Сокровища, спрятанные в Лабиринте, не

убывают, а множатся из поколения в поколение, чтобы в случае...

- Чтобы, - перебил фараон, - было что взять ассирийцам, когда они

завоюют Египет, так чудно управляемый жрецами КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница! Спасибо тебе, казначей, -

прибавил он. - Я знал, что положение Египта очень скверно, но не

предполагал, что государство разорено вконец. В стране бунты, армии нет,

фараон в нужде... но зато сокровищница в Лабиринте обогащается из

поколения в поколение!.. Если бы каждая династия, только династия,

приносила храмам столько, сколько им подарил мой отец, в Лабиринте было бы

уже девятнадцать тысяч талантов золота, около шестидесяти тысяч талантов

серебра, а сколько зерна, скота, земли, рабов и городов, сколько одежд и

драгоценных каменьев - этого не сосчитать самому лучшему счетоводу!..

Главный казначей ушел от повелителя удрученный. Но и фараон не был

собой доволен. Подумав, он решил, что слишком откровенно разговаривал со

своими сановниками.

Стража КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница, дежурившая в приемной, доложила о приходе Пентуэра. Жрец пал

ниц перед фараоном и спросил, нет ли у него каких-нибудь приказаний.

- Не приказывать я хочу, а просить тебя, - сказал фараон. - Ты знаешь,

что в Египте бунты!.. Бунтуют крестьяне, рабочие и даже заключенные...

Бунты от самого моря до рудников! Не хватает только, чтобы взбунтовались

мои солдаты и объявили фараоном... ну, хотя бы Херихора...

- Да живешь ты вечно! - ответил жрец. - Нет в Египте человека, который

бы не пожертвовал собой для тебя и не благословлял бы твоего имени.

- О, если бы знали, - проговорил с возмущением повелитель, - как нищ и

бессилен фараон, каждый номарх объявил бы КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница себя хозяином своего нома!.. Я

думал, что, унаследовав двойную корону, я буду иметь кое-какое значение...

Но уже в первый день убеждаюсь, что я - только тень прежних властителей

Египта! Да и чем может быть фараон без денег, без армии, а главное - без

верных слуг?.. Я - как статуя богов, перед которой курят фимиам и

совершают жертвоприношения. Но статуи бессильны, а от жертвоприношений

жиреют жрецы... Впрочем, что ж это я? Ведь ты на их стороне!..

- Мне очень больно, - ответил Пентуэр, - что ты, государь, так говоришь

в первый день своего царствования. Если бы слух об этом разошелся по

Египту...

- Кому же я могу сказать о том, что меня КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница мучит? - перебил его фараон. -

Ты - мой советник, ты спас мне или, во всяком случае, хотел спасти мне

жизнь. И, конечно, не для того, чтоб разглашать то, что творится в сердце

фараона, которое я раскрываю перед тобой. Но ты прав...

Фараон прошелся по комнате и после небольшой паузы проговорил

значительно более спокойным тоном:

- Я поручил тебе учредить комиссию, которая должна расследовать причины



непрекращающихся бунтов в моем государстве. Я хочу, чтобы наказывали

только виновных и относились справедливо к несчастным.

- Да поддержит тебя бог своею милостью, - прошептал жрец. - Я исполню,

государь, что ты велишь. Но причины бунтов известны мне и без

расследования.

- Так объясни мне их!

- Я не раз КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница говорил об этом. Трудящийся народ голоден, работает сверх

сил и платит чрезмерные налоги. Кто раньше трудился с восхода солнца до

заката, сейчас должен начинать работу за час до восхода и кончать на час

позже заката. Не так давно простой человек мог каждые десять дней навещать

могилы родителей, беседовать с их тенями и приносить им жертвенные дары, а

сейчас ни у кого нет времени. Прежде крестьянин съедал по три пшеничные

лепешки в день, а сейчас у него не всегда хватает на одну ячменную. Прежде

работа на каналах, плотинах и дорогах засчитывалась как налог, - сейчас

налоги приходится платить само собой, а общественные работы исполнять

даром. Вот причины бунтов КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница.

- Я - самый бедный представитель знати в государстве! - воскликнул

фараон, хватаясь за голову. - Любой крестьянин дает своей скотине нужный

ей корм и отдых, а мой скот всегда голоден и изнурен! Скажи, что же мне

делать?..

- Ты приказываешь, господин, чтобы я сказал?

- Прошу... Приказываю... Как хочешь... Только говори.

- Да будет благословенно твое правление, истинный сын Осириса, -

ответил жрец. - А делать следует вот что: прежде всего повели, государь,

чтобы за общественные работы платили, как это было раньше.

- Разумеется...

- Затем распорядись, чтобы земледельческие работы длились только от

восхода до заката солнца; чтобы народ отдыхал каждый седьмой день, - не

десятый, а седьмой, как было во времена божественных династий. Потом КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница еще

прикажи, чтобы господа не имели права закладывать крестьян, а писцы бить

их и мучить по своему произволу. И, наконец, дай... десятую или хотя бы

двадцатую часть земли крестьянам в собственность, чтобы никто не мог

отнять ее или отдать в залог. Если у крестьянской семьи будет хотя бы

такой кусок земли, как пол в этой комнате, она уже не будет голодать. Дай,

господин, в собственность крестьянам пустынные пески, и за несколько лет

там вырастут сады...

- Ты хорошо говоришь, - заметил фараон, - но говоришь то, что

подсказывает тебе сердце, а не жизнь. Человеческие помыслы, даже самые

благие, не всегда совпадают с естественным ходом событий.

- Ваше святейшество, я уже наблюдал такие КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница опыты и их результаты, -

ответил Пентуэр. - При некоторых храмах проделывают всякие эксперименты:

там лечат больных, обучают детей, разводят лучшие породы скота и сорта

растений, наконец, исправляют людские нравы. И вот что получалось: когда

ленивому, отощавшему крестьянину давали хорошую еду и отдых каждые семь

дней, человек этот становился здоровым и трудолюбивым и вспахивал больше

земли, чем прежде. Наемный рабочий веселее и работает лучше, чем раб,

сколько ни бей его железным прутом. У сытых рождается больше детей, чем у

голодных и перегруженных работой; потомство людей свободных - здоровое и

сильное, а потомство рабов - хилое, угрюмое и склонно к воровству и лжи.

Признано наконец, что земля, которую обрабатывает сам КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница владелец, дает

зерна и овощей в полтора раза больше, чем та, которую вспахивает раб. И

вот еще любопытное явление: когда люди работают в поле под звуки песни и

музыки, то не только они, но и скот, на котором они пашут, меньше устает!

Все это подтвердилось во владениях наших храмов.

Фараон улыбнулся.

- Надо бы и мне завести музыку на своих хуторах и рудниках, - сказал

он. - Но если жрецы убедились в таких чудесах, как ты мне рассказал,

почему они не поступают так с крестьянами в своих поместьях?

Пентуэр опустил голову.

- Потому что, - ответил он, вздохнув, - не все жрецы мудры и не все

благородны сердцем...

- Вот то-то же КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница! - воскликнул фараон. - А теперь скажи мне ты, Пентуэр,

сын крестьянина, почему, зная, что среди жрецов есть негодяи и глупцы, ты

не хочешь служить мне в борьбе против них?.. Ведь ты же понимаешь, что я

не улучшу жизни крестьян, если раньше не научу жрецов повиноваться моей

воле?

Пентуэр стиснул руки.

- Государь, - ответил он, - грешно и опасно бороться с жрецами!.. Не

один фараон начинал такую борьбу и... не мог довести ее до конца.

- Потому что их не поддерживали такие люди, как ты!.. - воскликнул

фараон. - И в самом деле, я никогда не пойму, почему умные и честные жрецы

терпят рядом с собой банду бездельников, какую представляет КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница большинство

этого сословия?..

Пентуэр покачал головой.

- Тридцать тысяч лет, - начал он наконец, - святая жреческая каста

печется о судьбе Египта и сделала его таким, каков он ныне, -

государством, которому дивится весь мир. Чем же объяснить, что, несмотря

на пороки этой касты, ей удалось достигнуть этого?.. А тем, что жрец - это

светильник, в котором горит свет мудрости. Светильник может быть грязным и

даже зловонным, но он хранит в себе божественный огонь, без которого среди

людей царили бы мрак и невежество.

Ты говоришь, государь, о борьбе с жречеством, - продолжал Пентуэр. -

Чем может она кончиться для меня?.. Если ты проиграешь - я буду несчастен,

потому что ты не улучшишь жизни крестьян КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница. А если ты выиграешь? О, я не

хотел бы дожить до этого!.. Ибо, если ты разобьешь светильник, кто знает,

не погасишь ли ты и тот свет мудрости, который тысячи лет горит над

Египтом и над всем миром. Вот, господин мой, почему я не хочу вмешиваться

в твою борьбу со святой жреческой кастой. Я чувствую, что эта борьба

приближается и страдаю от того, что - ничтожный червь - не могу ее

предупредить. Но вмешиваться в нее я не стану, потому что мне пришлось бы

изменить или тебе, или богу - творцу мудрости...

Фараон, слушая Пентуэра, задумчиво шагал по комнате.

- Гм! - произнес он без гнева. - Поступай как хочешь. Ты не КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница солдат, и я

не могу упрекать тебя в недостатке смелости... Ты не можешь быть мне

советником... Прошу тебя все же заняться расследованием крестьянских

бунтов, и, когда я призову тебя, ты скажешь мне, что повелит тебе

мудрость.

Прощаясь с фараоном, Пентуэр преклонил колени.

- Во всяком случае, - прибавил фараон, - знай, что я не хочу гасить

божественный свет. Пусть жрецы лелеют мудрость в своих храмах, но пусть

они не разваливают мне армию, не заключают позорных договоров и... -

продолжал он уже с жаром, - пусть не обкрадывают царских сокровищниц. Уж

не думают ли они, что я буду стоять как нищий, у их ворот, чтобы они дали

мне средства на поддержание КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница государства, разоренного их нелепым и негодным

правлением?.. Ха-ха!.. Пентуэр, я и богов не стану просить о том, что

является моим правом и моей силой... Можешь идти...

Жрец вышел, пятясь назад и отвешивая поклоны, а в дверях припал лицом к

земле.

Фараон остался один.

"Люди, - размышлял он, - что дети. Ведь Херихор умен. Он знает, что

Египту на случай войны потребуется полмиллиона солдат, знает, что этих

солдат нужно обучить, и тем не менее сократил число и состав полков.

Главный казначей тоже не глуп, но ему кажется вполне естественным, что все

сокровища фараонов перекочевали в Лабиринт! Наконец, Пентуэр. Вот странный

человек!.. Он хочет, чтобы крестьяне хорошо питались, владели землей и

достаточно КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница отдыхали... Хорошо... но ведь это только уменьшит мои доходы,

которые и так уже слишком ничтожны. А если я ему скажу: "Помоги мне отнять

у жрецов царские сокровища..." - он назовет меня безбожником, гасителем

света в Египте!.. Чудак!.. Готов всю страну перевернуть, когда речь идет о

благе крестьян, но ни за что не решится взять за шиворот верховного жреца

и бросить в тюрьму. Он совершенно спокойно требует, чтобы я отказался от

доброй половины моих доходов, но, я уверен, не посмеет вынести медного

дебена из Лабиринта".

Рамсес улыбался, продолжая рассуждать:

"Все хотят быть счастливыми. Но только попытаешься сделать что-либо для

общего счастья, как тебя хватают за руку, словно КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница человек, которому рвут

больной зуб... Поэтому повелитель должен быть решительным. И мой

божественный отец был неправ, оставляя в пренебрежении крестьян и

безгранично доверяя жрецам... Он оставил мне тяжелое наследие... Но я

все-таки справлюсь. У Содовых озер было тоже нелегко... Труднее, чем

здесь. Тут все только болтуны и трусы, а там были люди с оружием в руках,

готовые идти на смерть. Одна битва открывает нам то, чего мы не узнаем за

десять лет спокойного правления... Тот, кто скажет себе: "Преодолею

препятствие!.." - преодолеет его. Но кто остановится в нерешительности,

тому придется отступить".

Смеркалось. Во дворце сменился караул, в отдаленных залах зажгли

факелы.

Только в покои властителя никто КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница не смел войти без зова.

Фараон, утомленный бессонной ночью, путешествием и делами, опустился в

кресло. Ему казалось, что он царствует уже сотни лет, и трудно было

поверить, что нет еще и суток с тех пор, как он был под пирамидами.

"Сутки!.. Не может быть!.."

Потом ему пришло в голову, что в груди наследника престола обитают души

прежних фараонов. Наверно, так, иначе откуда в нем это чувство чего-то

знакомого, что уже было когда-то. И почему сегодня управление государством

кажется ему таким простым, тогда как еще месяца два назад он боялся, что

не справится.

"Прошел только один день! А мне кажется, что я здесь уже тысячи КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница лет!"

Вдруг он услышал глухой голос:

- Сын мой!.. Сын мой!..

Фараон вскочил с кресла.

- Кто здесь? - воскликнул он.

- Это я!.. Неужели ты забыл меня?..

Фараон не мог понять, откуда доносится голос - сверху, снизу, или,

может быть, от большой статуи Осириса, стоящей в углу.

- Сын мой! - снова раздался голос. - Чти волю богов, если хочешь

получить их благословение... О, чти богов, ибо без их помощи высшее

могущество на земле - прах и тень... О, чти богов, если хочешь, чтобы

горечь твоих ошибок не отравила моего пребывания в блаженной стране

Заката!..

Голос смолк. Фараон приказал принести свет. Одна дверь комнаты была

заперта, у другой стоял караул. Никто посторонний не КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница мог сюда войти.

Гнев и тревога терзали сердце фараона. Что же это было? Неужели в самом

деле с ним говорила тень его отца? Или этот голос - новый обман жрецов? Но

если жрецы могут говорить с ним на расстоянии, несмотря на толстые стены,

то, следовательно, они могут и подслушивать, а тогда, значит, повелитель

мира - дикий зверь, попавший в облаву.

Правда, в царском дворце подслушивание было обычным делом. Но фараон

надеялся, что по крайней мере в своем кабинете он может не бояться этого и

что дерзость жрецов не переступит его порога.

А что, если это дух?

Фараон не стал ужинать и лег спать. Он думал, что КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница не заснет, но

усталость взяла верх над возбуждением.

Через несколько часов его разбудил звон колокольчиков и свет. Была

полночь, и жрец-астролог пришел с докладом о расположении небесных светил.

Фараон выслушал доклад.

- Не можешь ли ты, почтенный пророк, с завтрашнего дня делать свои

донесения достойному Сэму? Он - мой заместитель в делах, касающихся

религии...

Жрец-астролог очень удивился равнодушию фараона к делам небесным.

- Ваше святейшество пренебрегает указаниями, которые дают повелителям

звезды?..

- Дают? - повторил фараон. - Что же сулят мне звезды?

Астролог, по-видимому, только и ждал этого вопроса, ибо ответил, не

задумываясь:

- Горизонт временно затемнен. Повелитель мира не ступил еще на путь

истины, ведущей к КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница познанию воли богов. Но рано или поздно он найдет его, а

вместе с ним долгую счастливую жизнь и царствование, исполненное славы...

- Вот как!.. Спасибо тебе, святой муж. Теперь я уже знаю, к чему я

должен стремиться, и постараюсь следовать указаниям. А тебя еще раз прошу

отныне обращаться к достойнейшему Сэму. Он - мой заместитель, и, если

когда-нибудь ты прочтешь на звездном небе что-либо поучительное, он мне

расскажет об этом утром.

Жрец покинул опочивальню фараона, качая головой.

- Перебили мне сон, - с досадой сказал Рамсес.

- Высокочтимейшая царица Никотриса, - доложил неожиданно адъютант, -

час назад приказала мне просить у тебя свидания.

- Сейчас? В полночь? - удивился фараон.

- Она сказала, что КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница как раз в полночь ты проснешься.

Фараон подумал и ответил адъютанту, что будет ожидать царицу в золотом

зале. Он полагал, что там никто не подслушает их разговора.

Он накинул на себя плащ, надел, не завязав, сандалии и велел ярко

осветить зал. Потом вышел, приказав слугам не провожать его.

Мать он застал уже в зале в траурной одежде из грубого холста. Увидав

фараона, царица хотела пасть на колени, но сын поднял ее и обнял.

- Разве случилось что-нибудь очень важное, матушка, что ты утруждаешь

себя в такой час? - спросил он.

- Я не спала... молилась, - ответила она. - О, сын мой! Твоя мудрость

подсказала тебе, что КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница дело важное. Я слышала божественный голос твоего

отца...

- В самом деле?.. - проговорил фараон, чувствуя, что в нем закипает

ярость.

- Вечно живущий отец твой говорил мне с глубокой скорбью, что ты

вступил на неверный путь. Ты отказываешься от посвящения в верховные жрецы

и оскорбляешь слуг божьих... "Кто же останется с Рамсесом, - говорил твой

божественный родитель, - если он вооружит против себя богов и если жрецы

его покинут? Скажи... скажи ему, что он погубит Египет, себя и династию".

- Ото! Так вот чем они мне угрожают! - воскликнул фараон. - В первый же

день царствования!.. Собака громче всего лает, когда сама боится. Матушка!

Эти угрозы - плохое предзнаменование, но не для меня, а для жрецов КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница!..

- Но ведь это говорил твой отец, - повторила с сокрушением мать.

- Вечно живущий мой отец, - ответил фараон, - и святой дед Аменхотеп,

как чистые духи, знают мое сердце и видят плачевное состояние Египта. А

так как я стремлюсь укрепить благосостояние страны, прекратив

злоупотребления, то они не захотят помешать мне.

- Так ты не веришь, что дух отца дает тебе советы? - спросила мать, с

ужасом взирая на сына.

- Не знаю, но у меня есть основания предполагать, что голоса духов,

раздающиеся в разных углах нашего дворца - какой-то фокус жрецов. Только

жрецы могут бояться меня, но никак не боги и духи... Это не духи пугают

нас, матушка КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница.

Царица задумалась, слова сына явно произвели на нее впечатление. Она

видела немало чудес в своей жизни, и некоторые ей самой казались

подозрительными.

- В таком случае, мой сын, - сказала она, - ты неосторожен. Сегодня

после полудня у меня был Херихор. Он очень недоволен свиданием с тобой. Он

говорил, что ты хочешь отстранить жрецов от двора.

- А на что они мне? Разве для того, чтобы увеличивать расходы на мою

кухню и погреб... Или для того, чтобы они подслушивали, что я говорю, и

подсматривали, что я делаю?

- Вся страна возмутится, если жрецы объявят, что ты безбожник, -

настаивала царица-мать.

- Страна уже волнуется... Но по вине жрецов, - ответил фараон. - Да и КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница о

благочестии египетского народа я начинаю составлять себе другое мнение.

Если бы ты знала, матушка, сколько в Нижнем Египте ведется дел об

оскорблении богов, а в Верхнем об ограблении умерших, ты бы убедилась, что

для нашего народа дело жрецов уже перестало быть святым.

- Это влияние иноземцев, заполонивших Египет! - воскликнула царица. -

Особенно финикиян...

- Не все ли равно, чье это влияние. Достаточно, что Египет уже не

считает ни статуи, ни жрецов существами сверхъестественными... А если б

ты, матушка, послушала, что говорит знать, офицеры, солдаты, ты бы поняла,

что пришло время поставить власть фараона над властью жрецов, чтобы не

рушился всякий порядок в этой стране.

- Ты КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница владыка Египта, - вздохнула царица, - и мудрость твоя велика.

Поступай же как знаешь... Но действуй осторожно... О, осторожно!..

Скорпион, даже раздавленный, может ужалить опрометчивого победителя.

Мать и сын обнялись, и фараон вернулся в свою опочивальню. Но теперь он

уже не мог заснуть. Он ясно видел, что между ним и жрецами началась борьба

или, вернее, нечто отвратительное, что не заслуживает даже названия борьбы

и с чем, он, полководец, не знал еще, как справиться.

Где тут враг? Против кого должна выступать его верная армия? Против

жрецов, которые падают перед ним ниц? Или против звезд, которые говорят,

что фараон еще не вступил на путь истины. С кем и с чем КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница тут бороться?

Может быть, с этими голосами духов, раздающимися в сумерки? Или с

родной матерью, которая в ужасе молит его, чтобы он не прогонял жрецов...

Фараон метался на своем ложе, чувствуя полную беспомощность. Но вдруг у

него мелькнула мысль:

"Какое мне дело до врага, который подобен грязи, что расползается между

пальцами?.. Пусть грозят мне в пустых залах, пусть сердятся на мое

неверие... Я буду повелевать, и кто посмеет не исполнять моих повелений,

тот мой враг и против того я обращу полицию, суд и армию".

Итак, фараон Мери-Амон-Рамсес XII, повелитель обоих миров, владыка

вечности, дарующий жизнь и всяческую радость, скончался в месяце атир

после КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница тридцати четырех лет благополучного царствования.

Он умер, ибо почувствовал, что тело его становится слабым и

нежизнеспособным. Умер, ибо затосковал по вечной родине и пожелал передать

земную власть в более молодые руки. Наконец, потому, что он так хотел,

такова была его воля. Божественный дух его отлетел, как ястреб, который,

покружив над землей, исчезает в лазурном просторе.

Как жизнь его была лишь временным пребыванием бессмертного существа в

этом бренном мире, так его смерть явилась лишь одним из моментов его

божественного бытия.

В последний день своей земной жизни фараон проснулся с восходом солнца

и, поддерживаемый двумя пророками, окруженный хором жрецов, направился к

часовне Осириса. Там, как всегда КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница, воскресил божество, омыл его и одел,

совершил жертвоприношение и воздел руки для молитвы.

В это время жрецы пели.

Хор первый. "Хвала тебе, возносящийся над горизонтом и обегающий

небо..."

Хор второй. "Чудесный путь твой - залог благополучия тех, на чей лик

падут твои лучи..."

Хор первый. "Мог ли бы я, о солнце, шествовать, как ты, не

останавливаясь!.."

Хор второй. "Великий путник бесконечного пространства, над которым нет

господина и для которого сотни миллионов лет - одно мгновенье..."

Хор первый. "Ты заходишь, но продолжаешь существовать. Ты множишь часы,

дни и ночи, сам же ты вечен и творишь для себя законы..."

Хор второй. "Ты озаряешь землю своими руками КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница, отдавая в жертву самого

себя, когда в облике Ра восходишь на горизонте..."

Хор первый. "О светоч, восходящий на горизонте, великий своей

лучезарностью, - ты сам творишь свои формы..."

Хор второй. "И, никем не рожденный, сам рождаешь себя на горизонте..."

После этого раздался голос фараона:

- "О лучезарный на небе! Дозволь мне войти в вечность, соединиться с

великими и совершенными тенями высшего мира и вместе с ними созерцать твой

свет утром и вечером, когда ты соединишься со своей матерью Нут (*114). И

когда-ты обратишь свой лик на запад, пусть мои руки вознесутся для молитвы

во славу засыпающей за горами жизни..." (*0)

Так, воздев к небу руки, говорил фараон, окруженный облаком КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница фимиама. И

вдруг умолк и откинулся назад, стоявшие за ним жрецы подхватили его.

Он был уже мертв.

Весть о смерти фараона молнией облетела дворец. Слуги бросили свою

работу, надсмотрщики перестали наблюдать за рабами. Вызвали гвардию,

поставили караулы у всех входов. На главном дворе стала собираться толпа

поваров, кладовщиков, конюхов, женщин фараона и детей. Одни спрашивали:

правда ли это? Другие удивлялись, что солнце светит на небе. И все громко

взывали:

- "О господин!.. О наш отец!.. О любимый!.. Может ли быть, что ты уже

уходишь от нас!.. О да, он идет в Абидос... (*115) На Запад!.. На Запад! В

землю правоверных. Место, которое ты возлюбил, стонет КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница и плачет по тебе!.."

(*0).

Ужасные вопли раздавались по всем дворам, по всему парку. Они

докатились до восточных гор, на крыльях ветра перелетели через Нил и

посеяли тревогу в Мемфисе.

Между тем жрецы с молитвами усадили тело умершего в богатые крытые

носилки. Восемь человек взялись за шесты, четверо держали опахала из

страусовых перьев, у остальных были в руках кадильницы.

Тогда прибежала царица Никотриса и, увидев тело уже на носилках,

бросилась к ногам умершего.

- "О муж мой!.. О брат мой!.. О возлюбленный мой!.. - кричала она,

заливаясь слезами. - О возлюбленный, останься с нами, останься в своем

доме! Не покидай того места на земле, где ты пребываешь!.."

- "С миром КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница, с миром, на Запад!.. - пели жрецы. - О великий владыка! Иди

с миром на Запад!.."

- "Увы! - продолжала рыдать царица. - Ты спешишь к переправе, чтобы

переплыть на другой берег! О жрецы, о пророки, не спешите, оставьте его!..

Ведь вы вернетесь домой, а он уйдет в страну вечности".

- "С миром, с миром, на Запад! - пел хор жрецов. - Если будет угодно

богу, мы снова увидим тебя, повелитель, когда наступит день вечности! Ибо

идешь ты в страну, объединяющую всех людей..." (*0)

По знаку, данному достойным Херихором, прислужницы оторвали госпожу от

ног фараона и насильно увели в ее покои.

Носилки, несомые жрецами, тронулись, и в них повелитель, одетый, как

при жизни. Справа и КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница слева, перед ним и за ним шли военачальники, казначеи,

судьи и верховные писцы, оруженосец с секирой и луком и, наконец, жрецы

всех ступеней.

Во дворе прислуга, вопя и рыдая, пала ниц, а солдаты взяли на караул;

зазвучали трубы, словно приветствуя живого царя.

И действительно, царь, как живой, сидел в носилках, несомых к

переправе. Когда же достигли берега Нила, жрецы поставили носилки на

золоченую барку под пурпурным балдахином, как и при жизни фараона.

Здесь носилки засыпали цветами. Против них поставили статую Анубиса

(*116), и царское судно направилось к противоположному берегу Нила,

провожаемое плачем прислуги и придворных женщин.

В двух часах пути от дворца, за Нилом, за КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница каналом, за плодородными

полями и рощами пальм, между Мемфисом и "плоскогорьем мумий", расположился

своеобразный город. Все его строения были посвящены мертвым и заселены

лишь колхитами (*117) и парасхитами, бальзамировавшими трупы.

Город этот был как бы преддверием настоящего кладбища, мостом,

соединявшим мир живых с местом вечного покоя. Сюда доставляли покойников и

делали из них мумии. Здесь приготовляли священные свитки и опояски, гробы,

утварь, сосуды и статуи для умерших.

Отдаленный от Мемфиса на значительное расстояние, город был окружен

длинной стеной с несколькими воротами. Процессия, сопровождавшая тело

фараона, остановилась перед воротами, которые поражали своим величием.

Один из жрецов постучался.

- Кто там? - спросили изнутри.

- Осирис-Мери-Амон-Рамсес, повелитель КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница обоих миров, прибыл к вам и

требует, чтобы вы приготовили его к вечному странствию, - ответил жрец.

- Может ли быть, чтобы погасло солнце Египта?..

- Такова была его воля, - отвечал жрец. - Примите же повелителя с

должными почестями, окажите ему все услуги, как подобает, чтобы не

постигла вас кара в земной и грядущей жизни.

- Все сделаем по вашему слову, - произнес голос изнутри.

Тогда жрецы оставили носилки у ворот и поспешно удалились, чтобы не

повеяло на них нечистым дыханием скопившихся в этом месте трупов. Остались

только сановники с верховным судьей и казначеем во главе.

После долгого ожидания ворота открылись, и из них вышло десятка полтора

людей в жреческих одеяниях и КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница закрытых капюшонах.

При виде их судья сказал:

- Отдаем вам тело господина нашего и вашего. Сделайте с ним все, что

повелевает религия, не забудьте ничего, чтобы великий покойник по вашей

вине не испытывал неудобств на том свете.

Казначей же прибавил:

- Не жалейте золота, серебра, малахита, яшмы, изумрудов, бирюзы и


documentanvoduf.html
documentanvolen.html
documentanvosov.html
documentanvozzd.html
documentanvphjl.html
Документ КНИГА ТРЕТЬЯ 2 страница