Часть четвертая 12 страница

Но почему я не должна была бы к ней привязаться? Они еще не поняли, что мы никакие не бессердечные монстры?

Хлопает дверь, но я не оборачиваюсь. Я решила показывать безразличие. Так как очевидно, что мой самый главный враг- это мое тупое сочувствие. Сочувствие к каждому, кто перебегает мне дорогу. Теперь я должна положить этому конец. Я должна попытаться убедить Петру, что другие люди мне полностью безразличны. А лучше всего, что я безразлична и к самой себе тоже.

— Я не хочу присутствовать во время сентиментальной встречи. Я подожду за дверью.

Голос принадлежит Петре. Я слышу шаги, а затем дверь закрывается Часть четвертая 12 страница. в комнате повисает неприятная тишина, которая становится все тяжелее с каждой минутой.

Но я все еще не оборачиваюсь, так как все это кажется мне обычным трюком. Вместо этого я смотрю на сломанные часы на стене.

Не имею ни малейшего понятия сколько проходит времени, в то время пока я сижу не шелохнувшись и не издав ни звука.

И я бы, наверное, смогла бы еще целую вечность просидеть так, если бы не мой желудок: он заурчал. Да так громко. А затем прозвучал голос.

— Эй? — говорит он, и я понимаю в ту самую секунду, даже не обернувшись и не пытаясь услышать что-либо еще, что Часть четвертая 12 страница это он.

Я подпрыгиваю и откидываю стул. Рядом с дверью стоит Квинн. Его глаза завязаны, руки связаны. Он выглядит ошеломленным, но он жив.

— Квинн! — задыхаюсь я и подбегаю к нему.

Снова и снова я проигрывала эту сцену в мыслях. И в моей голове все было абсолютно ясно, как я среагировала бы: упала бы в его объятья.

Но теперь я останавливаюсь в нескольких сантиметрах от него и осторожно снимаю повязку с глаз. Когда он снова обретает зрение, начинает растерянно качать головой и сжимает губы.

— Беа, — шепчет он и придвигается ближе.

Я чувствую его дыхание и отступаю. У него повсюду синяки Часть четвертая 12 страница и следы от ударов. Я поднимаю руку, и когда я прикасаюсь к его скуле, он вздрагивает и закрывает глаза.

— Ты действительно справился, — шепчу я.

И тогда никто из нас не произносит ни слова. Просто смотрим друг на друга. Впервые понастоящему.

— Меня нашел кузен Алины, — объясняет он наконец. Его рот двигается, как будто он хочет сказать еще что-то, но не делает этого. Затем качает головой и пробует еще раз. — Я должен…

Я должен так много тебе сказать. Меня приняли тогда на обучение в руководящие работники… но это было тайное сообщение. И это не самое худшее. Если я Часть четвертая 12 страница расскажу тебе, кто я на самом деле, к какой семье принадлежу, тогда не удивлюсь, если… если ты не захочешь снова меня видеть.

— Ты жив!

Я переступаю с пяток на носки, и внезапно наши носы соприкасаются. И тогда он целует меня!

Мне кажется, что он сейчас отстранится, и что поцелуй останется как всегда дружеским, но Квинн не отстраняется! Его губы остаются прижатыми к моим, затем они слегка раскрываются, и я чувствую дыхания Квинна во рту.

Невольно я обвиваю его шею руками и прижимаюсь к нему. Но тогда он все же делает шаг назад и смотрит на меня.

— У тебя Часть четвертая 12 страница же зеленые глаза, — говорит он.

— Да. Вообще-то всю мою жизнь.

А потом поцелуй уносит мое сознание прочь.

Алина



Когда Петра приводит нас в комнату для собрания, мой взгляд сразу падает на Квинна, который сидит на другом конце круглого стола, непосредственно рядом с Беа.

Он больше не выглядит как один из тех, над кем я могла бы посмеяться. Да он настолько изменился, что я задаюсь вопросом, действительно ли это Квинн.

— Сядьте! — приказывает Петра.

Сайлас и я занимаем места напротив Квинна и Беа. Джаз садится рядом с Петрой в центре, а Роксана и Леви на противоположной стороне.

Квинн нерешительно кивает мне, прежде Часть четвертая 12 страница чем снова повернуться к Беа. Хотя Беа и просидела 12 часов в совершенно темной камере, она выглядит еще более сияющей и живой, чем когдалибо прежде.

— Итак, как обстоят дела? — спрашивает Петра Роксану и Леви, которые все утро осматривали окрестности.

Роксана откашливается и трет большим пальцем здоровый глаз, до тех пор пока он не становится красным и влажным. Затем откашливается еще раз.

— Мы предполагаем, что очень скоро они начнут атаковать. Они всего в трех милях от нас, в непосредственной близости от центра города, слышны выстрелы и редкие взрывы. Они разрушают все, что еще может стоять.

— Разве я не говорил об Часть четвертая 12 страница этом? — подает голос Сайлас. Петра же обращается к Леви:

— А что думаешь ты?

— Они наступают нам на пятки, — Леви складывает руки на широкой, обнаженной, татуированной груди и бросает на Квинна взгляд, полный ненависти.

Петра указывает рукой в сторону Квинна. — Сайлас, считает, что этот Пермиум-паразит родственник одного из высокопоставленных офицеров. Ты что-нибудь выяснил об этом?

— Генерал Джад Каффри — главнокомандующий армии.

Беа делает глубокий вздох, в то время как Квинн ерзает на стуле. В следующий момент Беа обнимает его обеими руками.

— Вы понимаете мою дилемму, не так ли? Мы не можем просто дать ему уйти.

Теперь Петра смотрит на меня и Сайласа Часть четвертая 12 страница, но мы не произносим ни слова. Мы знаем, что сейчас произойдет. В основании всей этой беседы план, который уже давно составлен, а это просто игра.

Нам полностью ясно, что должно произойти для того, чтобы Квинн и Беа могли покинуть Рощу мятежников.

— Итак, сделка следующая: Премия и его подруга могут уйти при одном условии, — при слове "подруга" краснеет Беа. — Вас подхватит армия и вы расскажете вашему отцу, что вы ускользнули от нас при первой возможности. Затем вам нужно будет повести солдат, которые очень желают найти наше убежище, подальше от нас, чтобы мы могли выиграть время и успеть Часть четвертая 12 страница собраться. И если я говорю очень далеко, то я имею в виду очень далеко. Детали мы еще обговорим. Как только Роксана и Леви увидят, что армия идет в ошибочном направлении, Сайлас и Алина, два идиота, которые устроили весь этот хаос, смогут либо свободно уйти, либо остаться. То же самое относится и к ведьме в клетке.

— Мод? — спрашивает Квинн и вопросительно смотрит на Беа.

— Как только вы снова вернетесь в Купол, я сообщу вам обоим, довольна я вами или нет. Если довольна, я отпущу всех, кто находится в бункере, и вы сможете продолжить вашу никчемную жизнь. Если же нет, тогда я убью Часть четвертая 12 страница их, и вас, наверное, тоже. Решение, доверяете ли вы нам или нет, только за вами. Я пойму это по тому, как вы поступите. Яблоко от яблони недалеко падает, — сопит Петра.

Совершенно очевидно она недооценивает Беа. И, возможно, Квинна тоже. Если бы эти двое получили шанс присоединиться, она стали бы мятежниками, в этом я уверена.

— И вы обещаете, что не позволите Мод умереть от голода и жажды в это время? — спрашивает Беа.

— Мы обещаем, — вмешивается Джаз.

Беа смеется. Кажется, ей достаточно обещания этого карапуза. — Хорошо, мы сделаем это, — соглашается она, наконец.

Но Беа не знает, что для Мод не играет никакой Часть четвертая 12 страница роли, направят ли они с Квинном армию в неправильном направлении.

Петра в любом случае сохранит жизнь Мод, по крайней мере до тех пор, пока она нам помогает выполнить вторую часть плана.

Внезапно, Джаз встает и бежит вокруг стола к Беа и Квинну, смеясь и направив руки к лицу Беа. Вероятно, чтобы на прощание прикоснуться к ее лицу, так мне кажется.

Но вместо этого она глубоко впивается ногтями в щеки Беа и оставляет четыре кровоточащие раны. Квинн сразу поднимается на ноги, чтобы заступиться за нее, но ничего не может сделать, так как его руки связаны.

А затем Джаз поворачивается к Часть четвертая 12 страница нему и хладнокровно бьет его в челюсть. Кашляя Квинн падает на стул. Теперь уже подскакиваю я.

— Эй, мы так не договаривались! Такого не было в соглашении! — кричу я.

Петра моргает и сжимает губы, пока Сайлас хватает меня за локоть и сажает меня назад на стул. — Беа не заслужила такого, — шиплю я, так что только он может меня услышать.

— Министерство не должно думать, что они смогли сбежать без боя, — объясняет Петра.

Джаз соглашаясь кивает и бросает взгляд полный сожаления на Беа и Квинна, а затем снова садится рядом с Петрой.

— Вы могли хотя бы предупредить их? — спрашивает Сайлас Часть четвертая 12 страница в своей спокойной уравновешенной манере.

— Лицо Квинна итак выглядит совершенно ужасно, — добавляю я.

— Подлинность! — объявляет Петра. — Мы же не хотим, чтобы все казалось инсценированным, так ведь? И так или иначе они могут радоваться, потому что Леви хотел сломать им руки.

— Ноги, — поправляет Леви, после чего Роксана начинает хихикать. Без понятия, что смешного во всем этом.

— Удар кулаком девятилетнего ребенка и несколько царапин просто радость, не так ли? — говорит Петра.

— Эй, только потому что я ребенок, еще не значит… — начинает сетовать Джаз, но я не слушаю дальше, так как Беа бросает на меня взгляд, беспокойный и одновременно с этим разочарованный Часть четвертая 12 страница. Должно быть она считает, что все, что я рассказала о сопротивлении, полная ложь.

— Подготовьте их, — приказывает Петра Роксане и Леви, которые тут же встают и собираются вывести Квинна и Беа из помещения.

Только сейчас я понимаю, что вижу этих двоих в последний раз. Я вскакиваю и преграждаю им путь. У меня так много на душе, что я хотела бы им сказать.

Но больше всего я хочу поблагодарить их за то, что они спасли мне жизнь. И извиниться перед ними, что я выдернула их из спокойной уверенной жизни и превратила все в пепел.

— Уйди с дороги! — нападает на меня Роксана.

— Алина, ты Часть четвертая 12 страница действуешь мне на нервы, — хрюкает Леви.

— Я только хотела сказать… — суетливо я ищу правильные слова.

— Спасибо, — опережает меня Беа. Она улыбается, наклоняется вперед и целует меня в щеку. Я не понимаю, почему она так мила со мной. У нее были все основания, чтобы наброситься на меня с кулаками.

— Да, спасибо, — говорит Квинн. Он тоже улыбается и кивает, он больше не выглядит так, как будто хочет поцеловать меня.

Леви пихает меня в сторону, пока Роксана выталкивает Беа и Квинна из комнаты. А затем они просто уходят.

— Алина, мы еще не закончили, — кричит Петра из-за стола.

Я снова Часть четвертая 12 страница возвращаюсь назад и проскальзываю на место рядом с Сайласом.

— Мы должна позвать Мод, — предлагаю я. Она нужна нам, чтобы найти надежную дорогу через город, если мы собираемся найти соратников. Она знает расположение убежищ Извергнутых. Кроме того она выглядела больной, когда я видела ее в последний раз. И я чувствую ответственность перед Беа, чтобы с Мод все было в порядке.

— Ох, ты имеешь в виду, что мы должны выпустить ее из клетки? Ты уверена, что справишься с ней без своих двух помощников? — ухмыляется Петра, а Джаз подавляет смешок. И когда я смотрю на Сайласа, вижу, что даже он сдерживается Часть четвертая 12 страница от улыбки.

Я киплю от ярости. Да, правильно, Беа и Квинн спасли меня от этой дряхлой старой женщины. Они охраняли меня, когда я была совсем одна.

Но они сделали для меня гораздо больше: Они показали мне, какой хладнокровной и жестокой я стала и что я была на верном пути, чтобы потерять саму себя. И даже не пытаясь, они смогли найти меня. Именно этим я обязана им прежде всего. Моим друзьям.

— Только для вашего развлечения. Мне все равно, — рычу я.

— О, только не подумай, что мне кажется это смешным, — отстреливается Петра. Наоборот, я считаю, что это жалко. Несчастная. При том, что ты Часть четвертая 12 страница не являешься такой.

— А какой?

— Напуганной.

— Я не напугана, — говорю я, после чего Петра закатив глаза и смотрит на Сайласа.

— Принимая во внимание, что мы имеем и куда мы направляемся, ты должна участвовать, — говорит Сайлас.

Часть четвертая

«Битва»

Квинн

Нам дали полные баллоны с кислородом и теперь женщина-солдат с поврежденным глазом выкрикивает нам указания. Несмотря на то что мои губы все еще горят от боли, я пытаюсь сконцентрироваться на ее словах.

— Эй! Следи за тем, что я говорю! — орет женщина-солдат.

— Мы слушаем, — рычу я и плюю ей под ноги, чтобы в следующую секунду оказаться в куче аппаратов для дыхания Часть четвертая 12 страница за ее спиной.

— Попробуй еще раз так сделать, и тогда ты сможешь одолжить мне это! — она стучит по повязке на глазу.

— Он тебя слушает, правда, — пытается успокоить ее Беа.

Но только стоило ей закончить говорить, как позади нее щелкнул замок на стальной двери.

Мы снаружи и совершенно одни.

— Ты в порядке? — спрашивает Беа и прикасается к моему лицу пальцами в перчатках, которые даже сейчас мокрые от снега.

— Конечно. А ты?

Она кивает. Ее волосы спутаны, одежда испачкана землей, а под ее чудными глазами глубокие темные круги. И все же она выглядит так, как будто внутри нее огонь. Словно Часть четвертая 12 страница, в ней наконецто появилась жизнь.

— Окей, какой дорогой пойдем? — спрашиваю я.

Беа вынимает помятую карту местности из рюкзака, подробно рассматривает ее и затем показывает на тусклый проход между двумя большими зданиями перед нами.

— Нам нужно уйти подальше от стадиона, как можно скорее и хотя бы миль пять оставаться незамеченными. Тогда мы должны позволить им схватить нас и рассказать, что мы весь день бежали на север, — Беа снова складывает карту и убирает ее в потайной карман куртки. И когда я не говорю ни слова, она продолжает: — Квинн, я охотно пропустила бы это. Я знаю, что ты не хочешь обманывать Часть четвертая 12 страница своего отца, но я должна это сделать ради Мод. Чтобы они не убили ее. Кроме того мне кажется, что я действительно ненавижу Министерство. Пожалуйста, давай сделаем это вместе.

Я едва ли могу усомниться, что она действительно верит в то, что я захотел бы предать Алину и Сайласа. — Ты правда так думаешь обо мне? — спрашиваю я.

Беа пожимает плечами. Конечно, она не может знать, каково это, если внезапно узнаешь, что человек, который брал тебя на пробежку и плавание, убийца. Ее отец — один из самых милейших людей на земле, так же как и она сама.

О Господи, что же тогда можно сказать обо мне Часть четвертая 12 страница? Если мой отец — один из самых жестоких людей, кто же тогда я?

— Можно я возьму тебя за руку? — спрашиваю я. Это единственные слова, которые приходят ко мне в голову в этом состоянии. Беа кивает и протягивает мне свою руку.

Мы передвигаемся крайне осторожно, чтобы армия не застрелила или не схватила нас прежде времени. Чем дальше на юг мы движемся, тем выше лежит снег, и все сложнее становится передвигаться по узким улочкам.

Особенно сложно пересекать большие перекрестки, груды развалин или бывшие парковки, так как там нас могут легко заметить, если не солдаты, то какие-нибудь Извергнутые.

Мои Часть четвертая 12 страница сломанные ребра и голова неистово болят, но я стараюсь не обращать внимание. Я хотел бы, чтобы Беа доверяла мне и надеялась на меня. В одной руке я держу ее руку, в другойнож. На всякий случай.

Когда наступает вечер, и наши ноги почти промерзли, внезапно мы слышим шум. Мы останавливаемся и внимательно прислушиваемся. И когда мы абсолютно уверены, что это танк, мы открываем вентили наших кислородных баллонов, до тех пор пока уровень кислорода не становится опасно низким.

Наша история не была бы правдоподобной, если бы нас поймали с полными бутылками.

Тогда мы бежим к танку. Он медленно останавливается, и почти в тот Часть четвертая 12 страница же самый момент люк открывается.

Беа срывает свою шаль и начинает дико ей махать, чтобы они знали, что мы сдаемся. Сначала появляется винтовка, затем звучит голос.

— Вниз, на землю! Руки на затылок! Вы двое! СЕЙЧАС ЖЕ!

Еще два дня назад я посчитал бы эту воинственную суету полностью нелепой, и обязательно выкрикнула бы в ответ что-нибудь неблагоприятное, но теперь я опускаюсь вниз, без возражений, лицом в снег и позволяю сковать себя.

Когда защелкиваются наручники, нас ведут к танку и приказывают нам залезть внутрь.

Внутри я жду некоторое время, но как только ствол винтовки больше не направлен на мою Часть четвертая 12 страница голову, я начинаю свое отрепетированное выступление и говорю, что я Премиум.

— Если мой отец узнает об этом, то вы поплатиться!

Солдаты удивленно переглядываются.

— Вы хоть представляете сколько танков проехали мимо нас и не остановились? Мы уже целый день бредем здесь снаружи.

— Ты-Премиум? — спрашивает солдат с винтовкой на коленях.

— А как вы думаете? Я выгляжу как Второй?

Солдат вытягивает шею и глазеет на мочку моего уха.

— Может мне еще спустить штаны, чтобы вы могли получше рассмотреть меня? — тявкаю я, после чего тип по-настоящему съеживается и опережает коллегу.

— Кто ты? — спрашивает он меня.

— Я — Квинн Каффри, сын Джада Каффри. Которого вы Часть четвертая 12 страница скорее всего знаете. Он занимает один из высших постов в "Бриз".

Мгновенно становится тихо и пассажиры танка пристально смотрят на меня. Очевидно, что имя моего отца имеет вес в этом танке, и в этой войне. И мое тоже. Теперь слышно шаркание ног и шепот.

— Моё имя вам говорит о чем-то, правда? Послушайте, я был схвачен Крысами. Я хочу сейчас только одного, как можно скорее домой. Вы можете отвезти нас назад в Купол?

— Установлен радио-контакт! — кричит кто-то, после чего два или три солдата бросаются одновременно к радиостанции. Немного позже они возможно смогут поговорить с моим отцом Часть четвертая 12 страница.

Им понадобилось несколько минут, чтобы объяснить ему, что они нашли его сына посреди зоны боевых действий, вместе с юной Второй. И это звучит так, как будто они должны были напомнить ему, что у него вообще есть сын.

Из-за помех в радиоэфире и залпов орудий, которые снова и снова заглушают голос моего отца, я, правда, не понимаю всех его слов, но одно мне ясно, что он говорит вполне равнодушно. Даже после того, как они объяснили ему, что со мной произошло.

Мой отец отдает приказ солдатам в танке, чтобы они отвезли меня назад в Купол. И на этом все Часть четвертая 12 страница. — Конец сообщения!

Что? Конец сообщения? Он не хочет лично поговорить со мной? Он даже не просит солдат, чтобы они удостоверились, что со мной все в порядке?

И это после того, как он получил сообщение, что я возможно опасно ранен. Он вообще хотя бы думает об этом?

Нет, он приказывает просто проводить меня домой. А затем: Конец сообщения.

Алина

Когда Мод входит в столовую и снимает свою маску для дыхания, сначала я совершенно не узнаю ее. Я сижу и пытаюсь вспомнить, где я видела это лицо.

Ее привел Дорфен, и сначала я думаю, что она, возможно, его старая родственница или что Часть четвертая 12 страница-то подобное. Никогда бы не подумала, что человек может так сильно измениться за такое короткое время.

Я имею в виду, не делая пластическую операцию. Не уменьшая нос или не увеличивая губы, как это постоянно делают Премии. Нет, с Мод не сделали ничего кроме того, что ее помыли, подстригли волосы и ногти, а также дали чистую одежду.

Результат практически сравним с волшебством. — Как? Это она? — спрашивает озадачено Сайлас.

Я описала ее ему как ходячий ужас. Я посоветовала ему, держать у носа рукав, чтобы не чувствовать запах ее пота и ушной серы.

И теперь Мод сидит напротив нас за столом и Часть четвертая 12 страница скалится на тарелки с едой. Конечно, ее зубы все еще желтые и испорченные, но отвратительный налет на них отсутствует. Она накладывает себе полную тарелку фруктов и как раз хочет отправить кусочек яблока в рот, когда задумывается и вместо этого кусает кусок хлеба.

Мод настолько занята едой, что она замечает меня только через несколько минут.

— Где другая? — спрашивает она жуя, одновременно с этим наполняя стакан яблочным соком и роняет его. Ее глаза блуждают туда сюда в его поисках. Очевидно, она заметила отсутствие Беа.

— Петра объяснила тебе, почему тебя отпустили. У нас есть миссия для тебя, — начинает Сайлас, даже не представившись.

Но Часть четвертая 12 страница Мод не смотрит на него. Ее холодный, недоверчивый взгляд направлен на меня.

— Что вы сделали с ней? Я ничего не сделаю для вас, пока вы не скажете, где вы ее заперли?

Я бы хотела сказать ей правду, но я не могу, у нас нет других рычагов давления, если она не согласится работать. И почему она вообще должна сделать это?

В конце концов, она ничего нам не должна. Нет, мы должны соврать ей также, как мы соврали Беа и Квинну.

— Мы отпустим Беа, если сможем отбить нападение. Для этого нам нужно собрать Извергнутых. И тут ты вступаешь в игру, — объясняет Часть четвертая 12 страница Сайлас..

Его голос звучит жестоко и уверенно, почти как голос из динамика, который объявляет о сроках прививок в Куполе.

— Это не было частью сделки. Она ничего не сказала о том, что она запрет Беа.

— Что тогда она сказала? — спрашивает Сайлас.

— Я не слушала, — признается Мод и выплевывает часть ужина назад на тарелку.

— Попей немного воды, — советую я ей.

— Будь готова на заходе солнца, — добавляет Сайлас. Он берет несколько груш со стола и покидает комнату.

— Где Беа? — спрашивает Мод, как только Сайлас покидает зону слышимости. — Пожалуйста, скажите мне. Я думала, мы закопали топор войны.

— Беа… Беа… — заикаюсь я Часть четвертая 12 страница.

— Осторожно, — подключается Дориан, который до сих пор молчал, и я уже почти забыла о его присутствии.

— Заботься лучше о себе! — наезжает на него Мод и показывает ему кулак. — Где она, Алина?

— Ты увидишь ее, как только закончится наша миссия, — вру я.

Не сделает ли правда еще больнее? Правда, что Беа ушла и никогда больше не вернется? Я даже не хочу допускать возможность этого.

На заходе солнца мы заканчиваем тренировку. Мечи и пистолеты откладываются в сторону, все собираются, чтобы пожелать нам успеха. Я получаю маленькие сувениры и амулеты счастья, а также молитвы и благословения.

Кажется, что все внезапно забыли, что Сайлас и я Часть четвертая 12 страница все еще находились в немилости, потому что притащили чужаков. Нас приветствовали как героев, хотя мы ничего не совершили. Чтото внутри заставляет меня сомневаться, вероятно, эта миссия будет совершенно абсурдна?

Мы настоящие смертники?

Наверное, Сайлас был прав, когда сказал: "Если мы хотим выйти живыми, тогда нам стоит исчезнуть как можно скорее." И мы все еще могли бы сделать это. Как только мы покинем стадион, мы могли бы побежать в западном направлении и никогда больше не возвращаться.

К нам через толпу протискивается Джаз и передает мне маленькую, гладкую раковину.

— Мне жаль, что я приклеила одну к твоим друзьям, — говорит она.

— Откуда Часть четвертая 12 страница они у тебя? — я рассматриваю ракушку в моей руке.

— Они принадлежали моей маме. Папа подарил ей их в день моего рождения. Он хотел сделать из них бусы, но так и не начал. Ну да, и с тех пор они всегда в кармане моих брюк.

— Я не могу ее принять, — говорю я.

Ракушки невероятно дорогие. Они импортируются с побережья и стоят бешеных денег, если покупать их в Куполе. Действительно богатых людей можно узнать потому, что они носят украшения из ракушек или декорируют ими квартиру.

— Ты берешь ее не навсегда. Только на время. Когда ты вернешься, ты отдашь мне ее Часть четвертая 12 страница назад, — объясняет Джаз.

Я благодарю ее и убираю в карман на груди.

— Готовы? — спрашивает Дориан.

В последний час ему удалось убедить Петру, что его участие в миссии необходимо. По меньшей мере это его версия истории. Хотя скорее всего Петра послала его, чтобы он мог следить за нами.

— Нет! — жалуется Мод. У нее новые теплые сапоги и пальто, подаренное Джаз. — Я хочу позвонить. И у меня встреча сегодня вечером с адвокатом. Дайте мне по крайней мере попрощаться, — несколько людей хихикают.

Я перекидываю рюкзак через плечо, а рюкзак Мод через другое, открываю вентиль моего кислородного баллона и, пробираясь через Часть четвертая 12 страница толпу, выхожу наружу.

Покидая стадион, я бросаю последний взгляд через плечо, Петра стоит немного в стороне от толпы и смотрит нам вслед.

За ее твердостью и неуступчивостью появляется что-то, чего я никогда раньше не видела у нее. Я иду дальше, и когда оборачиваюсь во второй раз, понимаю, что это страх.

Вокруг нас бушует настоящая пурга. Нам на встречу поднимается ветер и двигаться вперед практически невозможно. Прежде всего, он может скрывать шум надвигающейся армии.

Его шум легко можно спутать с Ципом или грохотом танка.

Я сочуственно смотрю на Мод, которой особенно тяжело передвигаться по снегу, я по крайней мере тренировалась. Теперь Часть четвертая 12 страница в компании Сайласа и Дориана я должна чувствовать себя более увереннее чем по дороге к Роще мятежников, когда я была в одиночестве, с Беа и Мод.

Но по какой-то причине уверенности поубавилось. Вероятно, это от того, что я знаю слишком много. Например то, что Инджер мертв, хотя Сайлас был рядом, чтобы защитить его.

Вероятно, это потому что мне не нужно быть смелой, когда руководство взял на себя кто-то другой. Или я просто сдалась.

Кажется, мы бежим целую вечность, Мод всегда шла впереди нашей группы. Мы делаем только одну паузу, чтобы посмотреть карту и съесть по половине Часть четвертая 12 страница груши.

От холода лицо Мод покраснело и ее ресницы заледенели. Я хочу обхватить ее лицо руками, чтобы согреть его ладонями, но она только отмахивается, когда я приближаюсь к ней. У меня нет мягкости Беа.

Дориан, который наблюдал за этой сценой, снимает шерстяную шапку и протягивает ее Мод, не глядя на нее при этом. — Вот возьми, — говорит он и Мод сразу надевает ее.

— Она не может замерзнуть раньше, чем мы вообще доберемся до назначенного места, — шепчет он мне, когда снова встает в ряд со мной. — Если что-то случится со старой Мод, тогда Роще мятежников наступит конец.

Беа

Они называют помещение, в которое Часть четвертая 12 страница ведут нас, комнатой для переговоров, но в действительности это скорее похоже на комнату для допроса. Два здоровых, как быки, смотрителя сидят напротив нас за столом и пристально нас изучают.

Они делают вид что ждут, когда придет их босс. Раньше это начаться не может, но это только прикрытие. На самом деле, они просто пытаются запугать нас.

Я пытаюсь спрятать свой страх, в то время как я должна казаться измотанной. Настолько, что едва могу удержаться на стуле.

Наша история о том, что солдаты спасли нас из снежного сугроба, и если рассказ должен быть правдоподобным, я не должна бояться их.

Мы Часть четвертая 12 страница здесь исключительно потому что хотели помочь министерству, объяснить, что произошло с нами.

Потому что мы хотели помочь схватить наших захватчиков и бороться с терроризмом.

Квинн использует другую тактику. Он все время нетерпеливо качает ногой и громко иронизирует обо всем возможном.

Время от времени он демонстративно поворачивается к огромным часам на стене и уже дважды осведомлялся у служащих о боссе.

— Он уже в пути, — оба раза был один и тот же ответ надсмотрщика, который последовал после слишком сильно подчеркнутого "Сэр". Я сомневаюсь, что надменная игра, которую использует Квинн, выгодна для нас, так как оба наши охранника кажется сердятся все Часть четвертая 12 страница больше и становятся все более недоверчивыми.

Наконец, раскрывается дверь и внутрь заходит тип с крайне важным видом, в дорогой, старинной шубе с высоким воротником, который почти закрывает лицо.

Мужчина отряхивает снег с плеч, снимает пальто и бросает его нашим надсмотрщикам, которые сразу вытянулись, стоило только двери открыться.

У меня такое чувство, что я уже видела этого типа, и пытаюсь проанализировать те места, где мы могли встретиться.

Но быстро становится ясно, что я не знаю лично этого человека, а с экрана, из сообщений и политических передач, с плакатов и выставок в школе: Перед нами Президент собственной персоной.

Свысока он Часть четвертая 12 страница смотрит на нас около минуты, а затем начинает кричать на двух смотрителей.

— Мне холодно!

Смотритель, который держит пальто, выступает поспешно вперед и подает его президенту. Он молниеносно реагирует, нанося ему пощечину. — Не пальто, дубина. Что-нибудь выпить!

Затем смотритель выбегает из помещения и возвращается обратно с подносом.

— Каффри младший, — президент протягивает руку Квинну.

— Господин Президент, — Квинн встает.

— Ты путешествовал, как я слышал, — президент опускается на свободный стул, вытаскивает толстую пробку из бутылки и наливает полный стакан. Затем откидывается назад и пьет большими глотками свой напиток. Мгновенно острый запах виски заполняет комнату.

— Хотите пить? — спрашивает он, но мы отрицательно качаем Часть четвертая 12 страница головой. — Мне сообщили сегодня, что двое пропавших ребят, были схвачены. Когда я услышал полную историю, сначала я не хотел верить своим ушам. И до сих пор не верю. Самое странное, что совсем недалеко от места, где был последний раз зафиксирован сигнал ваших IPad, наш танковый патруль обнаружил одинокого юношу.

Квинн морщит лоб, как будто не совсем понимает связь между всем этим.

— Странно также то, что еще никто не ускользал от террористов. Действительно отличный результат.

Президент кружит виски в стакане, подносит его к носу и делает глубокий вдох, прежде чем сделать следующий глоток и не говорит ни слова во время Часть четвертая 12 страница длинной паузы.

— Теперь вещи таковы, — продолжает президент, — я также получил сообщение, что ты вытащил подозрительную личность из Купола несколько дней назад. Другими словами: ты помог террористке бежать и в благодарность она атаковала тебя. Не это ли ты хочешь рассказать мне? — когда Квинн кивает, он продолжает. — Ну, во-первых, я накажу пограничных солдат, которые допустили побег девчонки. Я понимаю, что их можно было подкупить.


documentanuxbzt.html
documentanuxjkb.html
documentanuxquj.html
documentanuxyer.html
documentanuyfoz.html
Документ Часть четвертая 12 страница